Арест Ивана Сафронова: расцвет шпиономании в России

7 июля Управление ФСБ сообщило о задержании советника генерального директора “Роскосмоса” Ивана Сафронова по подозрению в передаче сведений, составляющих государственную тайну (статья 275 УК РФ). Лефортовский суд арестовал Сафронова до 6 сентября, защита обжаловала решение суда. Сафронову грозит до 20 лет колонии.

Предыстория

Иван Сафронов – выпускник ВШЭ, девять лет проработал корреспондентом и спецкором газеты “Коммерсант”: освещал деятельность оборонно-промышленного комплекса и  космической промышленности. 

Карьера Сафронова в “Коммерсанте” завершилась после скандала, произошедшего в мае 2019 года, когда отдел политики газеты в полном составе уволился в знак протеста против решения руководства (увольнения двух корреспондентов за отказ раскрыть личности источников информации для статьи о возможном уходе Валентины Матвиенко с поста председателя Совета Федерации).

После он около года поработал спецкорреспондентом газеты «Ведомости», а в мае 2020 был назначен советником главы “Роскосмоса” Рогозина. В его функции входило выстраивание информационной политики внутри корпорации и входящих в неё предприятий и курирование некоторых спецпроектов.

Сайт ГК “Роскосмос”

Пресс-служба “Роскосмоса” сообщила, что задержание И.Сафонова не касается его текущей работы в госкорпорации. Глава “Роскосмоса” Дмитрий Рогозин заявил, что советник не имел доступа к закрытой информации. Сафронова не отстранили от работы, об этом радиостанции «Говорит Москва» сообщил руководитель пресс-службы.

Что произошло 7 июля

Утром 7 июля Ивана Сафронова задержали возле его дома в Москве. В квартире Сафронова и на его рабочем месте провели обыск, изъяли документы и электронные носители. Сотрудники правоохранительных органов также провели обыск у главного редактора независимого интернет-журнала “Холод” Таисии Бекбулатовой, она была допрошена в качестве свидетеля по делу.

Лефортовский суд Москвы удовлетворил ходатайство ФСБ о заключении под стражу Ивана Сафронова.

По версии следствия, Сафронов работал на Управление по связи с заграницей и информации Чехии и передавал информацию о поставках российского оружия на Ближний Восток и Африку. Следователи полагают, что Сафронова завербовали в 2012 году. Об этом говорится в материалах дела. Там также указано, что информацию чешские спецслужбы передавали США. В деле также имеется предполагаемая переписка Сафронова с чешскими спецслужбами.

Сафронова арестовали на 2 месяца (до 6 сентября). По просьбе следствия судья Лефортовского суда Москвы Сергей Рябцев закрыл заседание от прессы. Перед рассмотрением ходатайства Сафронов успел заявить, что вину не признаёт, также он отказался давать показания на допросе. Обвинение ему ещё не предъявлено. По словам адвокатов, следствие намерено сделать это в понедельник.

В тот же день примерно с двух часов в центре Москвы возле здания главного управления ФСБ на улице Большая Лубянка началась серия одиночных пикетов в поддержку Ивана Сафронова. Вскоре после начала акции первая участница – специальный корреспондент “Коммерсанта” Елена Черненко – была задержана. Позже была задержаны десятки участников, в том числе корреспондент издания “Проект” Ольга Чуракова и корреспонденты “Коммерсанта” Кира Дюрягина и Александр Черных, бывшие журналисты “Коммерсанта” и “Новой газеты” Анна Зиброва и Никита Гирин и корреспондентка издания “Батенька, да вы трансформер” Галина Сахаревич, бывшая журналисты “Ведомостей” Алина Дидковская, Юрий Литвиненко и Дарья Коржова, и военный аналитик Майя Седова и Дарья Бурлакова из “Трансперенси интернешнл”, шеф-редактор российского государственного канала RT Мария Баронова, главный редактор “Базы” Никита Могутин и телеведущая Ксения Собчак, активист Алексей Андреев и журналист “Таких Дел” Анастасия Платонова.

В Санкт-Петербурге у Гостиного двора прошли пикеты в поддержку журналиста. К акции присоединились корреспонденты «Эха Москвы», «Открытых медиа», с плакатами вышли депутаты Законодательного собрания Максим Резник и Борис Вишневский. Задержаний не было.

О чём писал Иван Сафронов

Сферой профессиональных интересов Ивана Сафронова и в «Коммерсанте», и в «Ведомостях» были армия и космос — международные контракты на поставку вооружений, испытания новых видов оружия, кадровые назначения, расследование крупнейших аварий в космическом и оборонно-промышленном комплексе, репортажи с военных учений и статьи о ходе военных операций, расследования коррупции и шпионских скандалов в ОПК.

Сафронов писал о секретных награждениях высокопоставленных чиновников, о российских военнослужащих в Сирии, делал материалы о поставках российского оружия за границу.

Помимо работы над темами, связанными с оборонкой, Иван долгое время трудился в пуле Президента России.

И сам Сафронов, и его коллеги связывают уголовное дело с журналистской деятельностью Ивана. После ареста многие вспомнили странные обстоятельства смерти его отца – Ивана Ивановича Сафронова-старшего в марте 2007 года.

Отец задержанного, бывший офицер Военно-космических сил Иван Сафронов-старший после увольнения из армии долгое время работал в военном отделе газеты «Коммерсант», где писал о проблемах в российской армии, а также о поставках российского оружия. Незадолго до гибели Сафронов-старший, в частности, собирался делать материалы о возможных поставках российского оружия в Сирию и Иран, в том числе через Белоруссию. Публикация могла вызвать международный скандал.

По словам Сафронова-старшего, он имел беседы с представителями органов безопасности по поводу ряда острых публикаций.

51-летний Иван Сафронов был найден мертвым 2 марта на козырьке подъезда своего дома. Вначале Таганская межрайонная прокуратура Москвы возбудила уголовное дело по факту доведения до самоубийства. Позже дело было закрыто. По выводу следствия, причиной смерти стал суицид.

Реакция

После ареста Ивана Сафронова ведущие СМИ выступили в его поддержку.

“Коммерсант” – К делу Ивана Голунова и делу Светланы Прокопьевой теперь добавилось и дело Ивана Сафронова. Мы настаиваем на максимальной публичности и гласности производства по этому делу. 

“Медуза” – До тех пор, пока общественности не будут представлены убедительные доказательства вины Ивана Сафронова — для открытой и беспристрастной оценки, — мы будем исходить не просто из презумпции его невиновности, а из того, что это дело с высокой вероятностью сфальсифицировано. Цель этого дела (наряду с целым рядом других) — давление на независимых журналистов, которых в России становится все меньше. Мы верим в честность Ивана Сафронова и считаем, что у нас есть право требовать открытости этого процесса. Журналистика — не преступление.

“Ведомости” – Мы не знаем ни в чем суть дела, ни в чем подозревают Ивана, ни какие в деле есть доказательства. Но мы точно знаем Ивана как одного из лучших журналистов России, честного репортера и настоящего товарища. Он – патриот своей страны. Представить Ивана, сына офицера, государственным изменником – просто невозможно. <…> Мы требуем, чтобы все обстоятельства дела нашего коллеги были рассмотрены непредвзято и с неукоснительным соблюдением закона. Ивану и другим задержанным должны быть предоставлены все положенные законом способы защиты. Мы требуем соблюдения закона всеми и для всех.

Forbes – Редакция российского Forbes настаивает на том, чтобы разбирательство дела Ивана Сафронова было абсолютно открытым и честным. Должны быть обнародованы доказательства вины нашего коллеги. Только таким образом можно ответить на серьезные вопросы, которые появились у журналистского сообщества к следствию. Закрытый судебный процесс, как бывает по делам о госизмене, редакция Forbes считает совершенно недопустимым. К сожалению, после дела журналиста Ивана Голунова есть серьезные основания полагать, что российская правоохранительная система снова может быть использована для сведения счетов с независимым журналистом.

RTVI – Что касается уголовного преследования представителей СМИ, то сегодня палитра обвинений в отношении журналистов настолько обширна, что у нашего профессионального сообщества неизбежно появляются сомнения в добросовестности тех, по чьей инициативе возбуждается каждое новое дело. Мы прекрасно помним, как развивалось сфабрикованное дело о наркотиках против Ивана Голунова и как оно развалилось на глазах всего мира. Увы, не все процессы заканчиваются так же показательно. Совсем недавно мы наблюдали это на примере журналистки Светланы Прокопьевой, которую признали виновной в «оправдании терроризма» и оштрафовали на 500 тысяч рублей за выражение ее гражданской позиции. И таких дел становится только больше. Нас настораживает, что именно с этого начинается новая эпоха «после поправок», которые меньше месяца назад президент России Владимир Путин называл «шагом к демократизации общества». 

Пресс-секретарь В.Путина Дмитрий Песков прокомментировал ситуацию: “Мы читали многие материалы, которые были опубликованы на этот счёт, но эти материалы журналистские, в основном основываются на эмоциях. Здесь просто нужно оставить это дело на рассмотрение суда. Есть обвинение, есть результаты работы специальных служб, решение будет приниматься в суде”.

Партия “Яблоко” выступила в защиту Ивана Сафронова: “Мы были свидетелями многочисленных процессов, где силовые структуры обвиняли людей, не совершавших никакого преступления. Есть все основания полагать, что преследование Сафронова связано с его профессиональной деятельностью и желанием людей, которых задели острые публикации журналиста, свести с ним счёты. <…> От имени партии «Яблоко» требую освободить Ивана Сафронова или предъявить доказательства преступления. Закрытые процессы над журналистами недопустимы. 

Шпиономания

В России увеличивается количество уголовных дел, связанных с госизменой (ст. 275 УК РФ). 

ЧК писал ранее – “7 лет тюрьмы за госизмену”

В докладе правозащитного объединения юристов и журналистов «Команда 29», который был опубликован в 2018 году, говорится, что с 1997 года по статье 275 УК РФ были осуждены минимум 89 человек. Из них минимум 21 — каждый четвертый — не имел допуска к гостайне.

Адвокатом «Команды 29» Евгений Смирнов в интервью изданию Znak.com обратил внимание на значительный рост количества дел по статье “госизмена” после 2014 года. Если до этого момента таких дел было 3-5 в год, затем их количество резко возросло до 15 в год. А в 2019 было возбуждено и расследовалось порядка 30-35 дел о госизмене. При этом рост количества дел Евгений Смирнов связывает с политикой: “Россия находится в кольце врагов, а раз есть враги, значит, должны быть и предатели. Фактически статья о госизмене стала применяться в качестве наказания за общение с иностранцами, за свободу мысли”. 

И если ранее по статье “госизмена” задерживали и судили учёных, то сейчас, видимо, пришла очередь журналистов.

Фото – интернет

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here