Выборы не признаём, но в депутатах остаёмся

Как помнят наши читатели и зрители YouTube-канала, в среду, 24 июня, состоялся первый прямой эфир в импровизированной студии “Честного Королёва”. Компанию главному редактору ЧК Роману Иванову составили Николай Старостин – юрист, партия “Яблоко”, гражданский активист Алексей Голышев и Фёдор Миляев – член Либертарианской партии. На связи по скайпу с нами был Михаил Гацко (партия КПРФ).

Во время беседы Николай Старостин задал Михаилу Гацко вопросы по прошедшим в 2019 году скандальным выборам в городской Совет депутатов. Кандидаты от партии “Яблоко” через суд обжалуют результаты голосования. Коммунисты также выражали своё несогласие и были возмущены фальсификациями, но в суд не пошли. В знак протеста против грубого попрания принципов избирательного права фракция КПРФ (4 места в СД) могла сложить свои депутатские полномочия, но не сделала этого.

ЧК писал ранее – “В Королёве произошло «заказное убийство» избирательной системы”

Николай Старостин, партия “Яблоко” – 8 сентября 2019 года состоялись выборы в городской Горсовет. Доброжелатели наши из администрации слили так называемый «чат фальсификаторов», произошёл грандиозный скандал. Разные политические силы по-разному отреагировали. В «Яблоке» не признали эти выборы, в ЛДПР признали. Областной комитет КПРФ не признал результаты. Ставился ли на вашей городской фракции вопрос о том, чтобы отказаться от депутатских мандатов в знак протеста?

Михаил Гацко, КПРФ – Действительно, избирательное объединение, Московское областное объединение КПРФ не признало результаты выборов в городском округе Королёв. Не признало, потому что были массовые нарушения. Было большое количество жалоб, заявлений. Королёв прозвучал по Московской области, как самый сложный в этом плане город, из уст Эллы Памфиловой. И в этой связи мы поддержали решение Московского областного объединения о непризнании результатов выборов. Об этом мы писали в прессе, заявляли на митингах, в личных выступлениях. Мы считаем, что результаты выборов не являются достоверными. С другой стороны, мы являемся депутатами, которых выдвинула Коммунистическая партия. Мы советовались с Московским областным объединением: как нам поступить? Нам был дан приказ: идти в Совет депутатов в меньшинстве, отстаивать там нашу позицию и ни в коем случае не складывать депутатские полномочия. При этом мы не согласились с предложенной Губернатором кандидатурой Александра Ходырева, и фракция КПРФ в полном составе (4 депутата) голосовала против. И мы остаёмся на этой позиции. Мы единственная фракция в городском совете, которая имеет особое мнение, и с этом мнением должны считаться. Если бы мы вышли из состава Совета депутатов, я не знаю, через какую депутатскую вертикаль можно было бы донести до власти особое, несогласное с официальной точкой зрения, мнение. А мы своё мнение доносим.

Николай Старостин – Ставился ли на Областном комитете КПРФ или в городской фракции вопрос об обжаловании в судебном порядке решения избирательной комиссии об утверждении результатов выборов?

Михаил Гацко – Сроки обжалования давно уже истекли. Они истекли ещё в начале декабря.

Николай Старостин – Но у вас же было время.

Михаил Гацко – Вопрос о возможности обжалования стоял. Наши юристы работали над сбором фактуры. Были собраны материалы по нарушениям. Я эти материалы видел, читал. Там почти два десятка страниц. Но когда встал вопрос: а сможем ли мы доказать в суде, Московское областное отделение партии стало проявлять скепсис. И я скажу почему. В доказательной базе есть жалобы и заявления, но без подтверждающих свидетельских показаний. Факты из статьи, которая была опубликована в «Новой газете», никто не взялся подтвердить в суде под присягой. Так как не нашлось свидетелей, собранная база доказательств не подтверждалась реальной фактурой, а большинство жалоб на нарушения не были рассмотрены городской избирательной комиссией, юристы Областного объединения приняли решение о нецелесообразности выходить с иском. Но тем не менее, мы остаёмся на своей позиции. Результаты выборов не признаём. А чтобы в будущем доказывать в суде аргументированно, нужно готовиться более серьёзно. Это вывод, который мы сделали из этой избирательной кампании. Нужно собирать веские доказательства и свидетелей. Тогда мы сможем доказывать в суде неправомерность подсчёта голосов и ненадлежащее проведение выборов. Честно говоря, мы надеялись на Центральную избирательную комиссию. Когда в Королёве работала их комиссия, мы в неё направляли наших представителей. У нас были надежды, что смогут навести порядок на уровне ЦИК, однако в итоге все ограничились решениями в адрес председателя избирательной комиссии города. А могла бы Элла Памфилова, при наличии доказательств, поддержать областное отделение КПРФ. К сожалению, со стороны ЦИК не последовала передача материалов в правоохранительные органы.

Николай Старостин – Можно было обратиться в Следственный комитет.

Михаил Гацко – Следственный комитет обязан по публикациям в прессе проводить соответствующие действия. Нами были опубликованы материалы о фальсификациях в «Подмосковной правде» и в других изданиях.

Николай Старостин – А напрямую вы не обращались в Следственный комитет?

Михаил Гацко – Не обращались. А материалы СМИ не услышали, значит, не хотят слышать.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here