Если у вас не COVID-19 – умирайте

Александр Николаевич Ходырев, почему в вашем наукограде Королёв врачи из ГБУЗ МО “КОРОЛЁВСКАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА”  говорят нам «Когда ваша мама будет задыхаться, тогда звоните»?

Российская медицина в авральном порядке перестраивается под лечение больных коронавирусом. И делается это цинично и бессердечно. Перепрофилируются целые больничные корпуса, отделения, включая роддома. При этом люди, страдающие другими заболеваниями, которым требуется плановая госпитализация, или срочная медицинская помощь, оказываются предоставлены сами себе. Прямо сейчас, больные умирают на руках у своих родных, «скорые» к ним не приезжают.  

И это происходит повсюду, в том числе и в Королёве.

Крик о помощи, в нашем городе, появился в понедельник (27 апреля) в фейсбуке

Я только спросить

В данный момент моя мама лежит на диване и… умирает! В прямом смысле этого слова. И не от знаменитого на весь мир коронавируса. Хотя в минуты отчаяния я думаю, что так было бы лучше, хотя бы знаешь, что происходит.

Мама умирает от агрессивного заболевания – острый лимфобластный лейкоз (рак крови). Она нуждается в срочной госпитализации в профильную клинику для того, чтобы начать противорецидивную терапию. Но нам ВЕЗДЕ ОТКАЗАНО В ГОСПИТОЛИЗАЦИИ. У меня есть официальное разрешение на срочную госпитализацию по месту жительства мамы, но заведующая отделением гематологии, по «доброте душевной» отправила нас домой, со словами «Если доживете до 6 мая, может быть, возьмем вас в отделение». Спасибо, кэп, будем стараться.

Я достаточно взрослая, чтобы понимать, что такое рецидив. Воздушных замков не строю, радугу не ем.
Еще я умею читать. В одном каком-то там интервью, с каким-то там главным врачом, какой-то там Московская городская больница 40 , я прочитала, что спасать будут тех, кого можно спасти, а тех, кто уже неликвид, отправят домой на диван, умирать, в родных стенах же лучше всего это делать, как в случае с моей мамой.

Спасибо медсотрудникам из онкодиспасера Королевской Городской больницы филиал Юбилейный за то, что выдали моей маме бесплатный билет в один конец (в хоспис), со словами «На всякий случай. Это единственное, чем мы можем вам помочь». Дай Бог вам и вашим близким здоровья!

А теперь сначала:

– 2,5 года назад моей маме поставили диагноз – острый лимфобластный лейкоз. Мама проходила лечение в одном из лучших в стране центре гематологии. Спасибо, что в нужный момент рядом оказались Друзья, которые протянули моей семье руку помощи. Если бы не они, не знаю где бы сейчас была моя мама, наверно там же, где и папа, только годом раньше. Я знаю, что эти Друзья сейчас читают мой пост – сердечное спасибо Вам еще раз! Спасибо, что до сих пор помогаете как можете и делаете все, что в ваших силах. Спасибо, что отвечаете на все звонки и сообщения, днем и ночью. Спасибо, что ищите пути, несмотря на то, что руки связаны у всех.
– Врачи достигли ремиссии, которая длилась 2 года.
– Мама отказалась от трансплантации костного мозга в начале лечения.
– В декабря 2019 года случился рецидив на молекулярном уровне.
– Врачи снова достигли ремиссии.
– 2 недели назад случился полный рецидив. 18 апреля мы получили анализ крови, который сообщил нам о наличии бластов. Маме нужно делать пункцию костного мозга, чтобы СРОЧНО начать противорецидивную терапию. Но есть одно НО!

МЫ НИЧЕГО НЕ МОЖЕМ, так как все двери перед нами закрыты.

В Москве нам отказали в срочной госпитализации из-за карантина, в Московской области нам отказали в срочной госпитализации из-за карантина, во Владимире нам отказали в срочной госпитализации из-за карантина, во Владимирской области нам не только отказали в срочной госпитализации, но и выкинули маму на улицу, боясь, что у нее COVID, так как у мамы уже 2 недели температура 39-40, воспалены лимфоузлы в подмышках, и есть очаг воспаления в легких. 2 теста на COVID отрицательные. Дыхательная недостаточность отсутствует.

2 недели мы пытались всеми доступными нам способами перевезти маму в любую клинику: по месту жительства, за деньги, за конфеты, в Израиль (ведь наша необъятная страна нас не принимает). Но все тщетно. В нашей стране нет места для обычных смертных. Все силы, ресурсы и бюджет нашей великой страны, в которой «все для людей», брошены на спасение COVID инфицированных, и даже еще умудряемся помогать другим странам, отправляя им аппараты ИВЛ. В нашей стране ведь этих аппаратов хватает всем больным.

А теперь вопрос, мне же только спросить: а что делать тем, у кого онкология, а не COVID? Что делать тем, кому нужна СРОЧНАЯ МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ? Может мне выгрузить маму в метро, пусть катается, пока не подцепит коронавирус, чтобы врачи наконец-то приехали и помогли ей?

Сергей Семенович Собянин, может Вы знаете ответ? Я понимаю, что всем сказали копать и все копают, но не у всех на диване лежит мама, которая умирает, которой ты не можешь помочь, ибо у вас связаны руки, потому что есть распоряжение НИКОГО НЕ ВПУСКАТЬ.

Александр Николаевич Ходырев, почему в вашем наукограде Королев врачи из ГБУЗ МО “КОРОЛЁВСКАЯ ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА”  говорят нам «Когда ваша мама будет задыхаться, тогда звоните»? Почему человек, нуждающийся в срочной госпитализации не может получить эту помощь, при наличии официального разрешения на срочную госпитализацию в отделение гематологии? Почему врачи из Израиля говорят, что нам рано выдали направление в хоспис? Почему они готовы нам помочь дистанционно, но не могут, потому что мы не можем даже кровь сдать, сделать люмбальную пункцию?

И один самый главный вопрос у меня: что нужно сделать, чтобы мою маму госпитализировали и оказали медицинскую помощь? 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here